П. Вайль "Гений места".

П. Вайль "Гений места".
27 окт 2020
Оцените материал
(3 голосов)

Прочитал книгу Петра Вайля «Гений места». Книга эта наполнена для меня неким особенным смыслом уже потому, что Вайль жил в Праге и, хотя считал себя, скорее Американцем, но конец жизни провел в Праге. Прага место для меня особенное и родное. Поэтому и к Вайлю я относился с теплотой. Правда тот факт, что, проживая в Праге он так и не понял прелести кнедлика и не написал не слова о рохлике, его безусловно не украшают, а скорее наоборот.

Как можно не понять, что за словом кнедлик скрывается море вкусов и не только в его карловарском варианте! Как можно не понять, что кнедлик- это, то, что необходимо для понимания вкуса омачки (соуса), который и создает чешскую кухню во всей ее многообразии и фантастической глубине! Я не удивлюсь, если он ел еду без омачки! Хотя такое представить трудно. Оказываясь в Чехии, ты тратишь на кухне не мнеее 80% времени на приготовление омачки, а не собственно еды. Это знаете, как мысли о том, что итальянцы нас обманывают, когда подают макароны на второе. Ведь всем известно, что «рожки- это, гарнир». Вот так и тут, понимание того, что еда и кухня — это важнейшая часть человеческой культуры, большая чем архитектура и литература вместе взятые у Вайля есть, а вот понимания сути пищи чешской нет! Если же отбросить проблему кнедлика то Вайль безупречен, красив и невозможно мил. Его интеллектуальные упражнения упакованы в потрясающую по красоте издания книгу, которая к тому же находится в невозможно роскошной суперобложке.

Сама книга построен следующим образом. Выбирается страна и на два имени, которые эту страну описывают. Не всегда выбор это понятен и даже оправдан, как, собственно, и его расширенное восприятие понятия страна. Давайте разберем книгу по главам. Я постараюсь потонуть в деталях и уложиться в заданный мною же формат «чуть больше, чем одна страница» …

«Золотые ворота» (Лос-Анжелес – Ч.Чаплин и Сан-Франциско-Д.Лондон). Тут мне нечего сказать, я не очень хорошо знаю фильма Чаплина и могу вспомнить до кажра может быть два три типа «Малыша» и «Лихорадки». Джек Лондон в моей юности был любим и глуповато-наивный «Мартин Иден», как и «Белый клык» я прочитал раз 10, но сейчас, пытаясь перечитывать что-нибудь типа «Сердца трех» я был потрясен наивностью и глукойо банальностью текста.

«Квартира на площади» (Афина- Аристофан, Рим-Петроний). Италия мною изучена слабо, как и Греция и я далек от комментариев.  Хотя текст Вайля очень красив и позволяет набираться «эрудиции», но не отзывается большим…

«Улица и дом» (Дублин-Джойс, Лондон – Конан Дойл). Джойса я люблю, его роман «Дублинцы» учили меня любить Москву и Россию, с удивлением узнал, что родственники этого чудного «Улиса» скрывают свое родство с замечательным писателем.  Конан Дойл и вовсе остался в моей юности где-то рядом с шифрованными записками в школе и Джеком Лондоном)

«На твердой воде» (Виченца-Палладио, Венеция- Крапаччо). Архитекторы вообще моя слабость, по числу романов архитекторы оставляют позади даже докторов, я был принужден выслушать, ради удовлетворения похотливых фантазий, столько историй архитектуры, что даже и писать ничего о Палладио не буду. В Венеции я все еще не был и могилы Дягилева и Бродского пока не посетил, судить о городе по фильму Висконти «Смерть в Венеции» я могу но не буду. Тем более на проекты вы найдете эти впечатления.

«Французская кухня» (Руан- Флобер, Париж-Дюма). Флобера я читал всю свою юнность и эмма Бовари долго владела моими фантазиями, ее необузданный темперамент прекрасно передал мэтр французского кино Клод Шаброль «Мадам Бовари» и невозможно прекрасная Изабель Юппер. Дюма не был моим героем никогда и даже его пересказ для британцев милым Стивеном Фраем не изменил моего мнения. Хотя, действительно интересно, почему миледи жила по адресу Гюго.

«Горд в раме» (Толедо Эль Греко, Мадрид-Веласкес). Я видел ЭльГреко и бывал в Толедо несколько раз, Испания вообще прекрасное место, но о Вескесе в моем сознании написало в Перес Реверто «Капитане Алатристе», а про Эль Греко вдохновеннее всего сочиняла в «Белой Голубке Кордовы» Дина Рубина. Вайлю в этой главе отказал юмор, как я думаю.

«Тайны сапожного ремесла» (Нюрнберг-Сакс, Мюнхен-Вагнер). Что сказать? Нюрнберг для меня безусловно Дюрер, но тут уж как кому широту кругозора хочется демонстрировать. Вагнер да, он везде и Дрезден и Лейпциг. Удивительная музыка, странный человек. Вагнер то, что вызывает у меня только преклонение, вернее его музыка, а он сам…Не буду ставить ссылки на его музыку, хотя я до сих пор слышу последнее «Золото Рейна». А «Лоэнгрин»… Невероятно, музыка невероятна.

«Любовь и окрестности» (Верона-Шекспир, Севилья-Мериме). Странный и смелый выбор, милые рассуждения и прекрасные зарисовки, хотя Мериме это все же Бизе и его «Кармен». Шекспир же это история моей прошлой любви и Стратфор на Эвоне всегда в моем сердце.

«Другая Америка» (Мехико-Ривера, Буэнос-Айрес – Борхес). Эта глава побуждает меня молчать. Троцкий, конечно, спал с Фридой. В остальном… Борхес мой Борхес другой совсем.

«Семейное дело» (Флоренция- Макиавелли, Палермо-Пьюзо). Самая печальное для меня чтение. Милый Вайль совсем не политик и вообще ничего в Макиавелли не понял. Филологиням не надо о политике. Увы.

«Портрет кирпича» (Амстердам- Де Хоох, Харлем-Хальс) я бы написал об Амстердаме Декарта, человека, которому обязан многим и почти всем. Ну и Вермеер, конечно, не Хальс.

«В сторону рая» (Барселона-Гауди, Сантьяго-де-Компостела -Бунюэль). Глава рассыпана и Бунюэль, которого я люблю и Гауди, который мне не нравится представлены странно и не понятно, как мне кажется.

«Босфорское время» (Стамбул-Баройн, Стамбул- Бродский). Можно и так, наверно можно и так, можно вообще, как угодно. Я бы все же Бродского отправил в Египет к Кавафису, которого он ценил.

«Сказки народов севера» (Копенгаген- Андерсен, Осло - Мунк). В Осло особенный свет и Мунк его первым нарисовал, что до крика и его причудливой личной жизни… Я все же подумал бы Швеции и Бергмане и много еще имен дала эта странная земля. Так много, что Ибсен, например не смотрится совсем уж безупречным выбором на фоне Грига или Гамсуна.

«Все в саду» (Токио- Кобо Абэ, Киото- Мисима). Я поменял бы Мисиму (клоунов не люблю) на Кавабату. Або я прочитал почти всего и понимаю, что он хотя и повторяет один мотив прекрасен. Его мотив очень созвучен моему и я его люблю так сильно, что не пишу о нем ничего.  

«Перевод с итальянского» (Милан-Висконти, Римини Феллини). Я просто промолчу, мне так удобнее.

«Марш Империи» (Вена- Малер, Прага-Гашек). Слов нет. Разочарован. Прага это Кафка, Яначек, Гавел, сотни имен….Гашек это не моя Прага. Вена? Малер? Фредй, Франкл, Климт, Кокошка и сотни имен. Мне больно.

«Из жизни горожан» (Нью-Орлена- Т.Уильмс, Нью-Йорк О.Генри) что сказать? Можно я обойдусь цитатами». Уильмс это «Трамвай желания» и это весь мир, а есть еще «Стеклянный зверинец». Рассказы о Герни читали все. Я бы, конечно выбрал в пару Уильмсу драматурга О Нила, но меня не спросили, как это часто бывает.

Мне грустно, что я прочил эту книгу и могу только перечитывать ее. Она прекрасна, и она прочитана. Странное чувство, как по отношению к женщине, с которой спал и которую любил. Так много всего и все это уже в прошлом. Светлая грусть, боль в груди и проблемы дыхания…

Прочитано 53 раз Последнее изменение 05 нояб 2020

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены